Кредиты и займы под залог недвижимости квартир или доли срочно наличными и онлайн

Кредиты и займы в г. Сходня: company news & events

Home
Кредиты и займы в г. Сходня

/// Проверьте Ваши данные

Подать заявку Отмена

/// Заявка успешно оформлена

Ваша заявка успешно оформлена и принята к рассмотрению. В ближайшее время мы с Вами свяжемся. Спасибо!

Закрыть

/// Кредитный калькулятор:
Скрыть калькулятор


Укажите сумму кредита:
50 000 руб.
3 000 руб.
Укажите срок займа:
6 месяцев.
1 месяц.
Информация о кредите:
Укажите сумму кредита:
50 000 руб.
3 000 руб.
Укажите срок займа:
26 недель.
1 неделя.
Информация о кредите:
Укажите сумму кредита:
25 000 руб.
5 000 руб.
Укажите срок займа:
6 месяцев.
1 месяц.
Информация о кредите:

/// Заполните, пожалуйста, форму:

Гражданство РФ:   
Постоянная регистрация РФ:   
Вам исполнилось 18 лет:   

Подать заявку
​Альфа-Банк начнет c нуля

Как будет развиваться цифровой банкинг в чистом поле российской экономики, предсказать трудно

Фото:

Banki.ru

Альфа-Банк планирует запуск одной или нескольких digital-компаний, которые будут оказывать финансовые услуги. Почему Альфа-Банк отказался развивать digital в рамках действующего бизнеса, что по этому поводу думает Олег Тиньков и произойдет ли исход российских банков в виртуальный мир?

Альфа-Банк будет развивать digital-банкинг с нуля, отдельно от действующего бизнеса, заявил 5 октября на форуме Finopolis-2017 в Сочи главный управляющий директор, заместитель председателя правления Альфа-Банка Алексей Марей. Проекты будут взаимодействовать под зонтичным брендом «Альфы» и, возможно, конкурировать между собой. Пилот планируется запустить через несколько месяцев.

«Если начинать банк сегодня, то существуют технологии, которых не существовало десять лет назад. Точно будет происходить создание отдельного банка, который stand-alone basis будет в первую очередь заниматься развитием розничных продуктов. Может быть, будет не одна такая компания, а несколько сервисов — нишевых игроков, которые будут решать конкретные проблемы клиентов в конкретных нишах», — рассказал Марей.

«Альфа-Банк хочет сделать свой «Рокет»

По словам Алексея Марея, большие банки перестают замечать ниши и теряют в качестве обслуживания микросегментов. «Если представить будущее, это может быть облако сервисов, которые объединены одним брендом, взаимодействуют с регулятором в рамках юридического поля, но каждый из которых имеет свою нишу и дополняют друг друга», — пояснил он. По замыслу эти проекты могут конкурировать как между собой, так и с Альфа-Банком. «В каких-то моментах они дополняют друг друга, в каких-то — конкурируют. Если параллельная команда придумает какой-то сервис и клиенты Альфа-Банка начнут туда уходить, значит туда будут уходить и клиенты с рынка. Мы будем строить бизнес по принципам открытой конкуренции», — заявил Марей.

По информации Банки.ру, пилот может быть запущен уже через несколько месяцев. «Альфа-Банк хочет сделать свой «Рокет», — сказал собеседник Банки.ру. Сам Марей сообщил, что запуск состоится в следующем году.

Олег Тиньков: у крупных банков родовая травма

Основатель первого онлайн-банка Олег Тиньков одобрил планы Альфа-Банка по созданию digital-банка с нуля. «Они умные, грамотные люди и делают правильную вещь. Есть шанс сделать это с нуля, так как это другие процессы, другой менталитет обслуживания клиентов. Мы были рождены не иметь отделений, все процессы выстроены таким образом, чтобы привлечь клиентов через Интернет, у нас нет конфликта между командами», — объяснил Тиньков.

«Существующим банкам с их филиальной сетью будет сложно сделать прорыв в диджитализации не в смысле обслуживания клиентов, а в смысле привлечения новых. У них изначально заложен определенный родовой конфликт, родовая травма. Это значит, что рано или поздно наступит конфликт департаментов, когда они будут выяснять, чей это клиент, кто его привлек и кому достанутся бенефиты», — сказал Тиньков в ходе дискуссии на Finopolis-2017.

Банкомат со станции Топь будет стоять до последнего

Заместитель председателя правления ВТБ Ольга Дергунова высказала скептическое отношение по поводу того, что банкам надо необходимо непременно мигрировать в цифровой мир.

«Помните старый анекдот о том, можно ли построить шведский социализм в СССР? Ответ: нет, нельзя, очень мало шведов. Когда ты являешься единственным банком — держателем банкомата на станции Топь, где ближайший полицейский участок находится в ста километрах, то любая попытка убрать этот банкомат может привести к народным волнениям», — сказала Дергунова на форуме в Сочи.

Когда ты являешься единственным банком — держателем банкомата на станции Топь, где ближайший полицейский участок находится в ста километрах, то любая попытка убрать этот банкомат может привести к народным волнениям.

«Крупные банки, банки с госучастием продолжат нести на себе эту долю социальной ответственности. Будем двигаться вместе со страной и той степенью диджитализации, которая существует. У нас 11 часовых поясов, и не все могут насладиться удобным p2p-переводом из мобильного приложения», — подчеркнула она.

Олдскульный банковский бизнес обречен?

Эксперты считают, что двигаться в цифровой мир банкам необходимо, но для этого нужны значительные инвестиции, окупить которые можно с помощью высокомаржинального кредитования.

Совладелец Модульбанка Яков Новиков полагает, что развитие цифрового банкинга — единственно возможная стратегия для любого банка.

«Иногда мне это напоминает спор по поводу того, а стоит ли делать цифровые фотоаппараты, или люди все-таки любят олдскульные бумажные фотографии. Сейчас на рынке очень мало полностью дистанционных и цифровых игроков. Но постепенно появляются новые — Touch Bank, давно работает «Рокетбанк». На рынке для малого бизнеса серьезным конкурентом Модульбанка является только «Тинькофф». Пространство для новых онлайн-банков, конечно, есть. Но клиенты всегда будут задавать себе вопрос: а зачем менять то, что и так хорошо работает?» — отметил Новиков.

По словам Новикова, цифровой банкинг сейчас один из наиболее привлекательных сегментов для инвестиций. «Например, в сегменте малого бизнеса темпы роста доли онлайн-банков значительно выше, чем у конкурентов. Только за два года Модульбанк, «Тинькофф» и «Точка» привлекли больше 400 тысяч компаний и предпринимателей», — указал он.

Яков Новиков считает, что для крупных банков, таких как «Альфа», более правильной стратегией является покупка финтех-компаний, нежели эксперименты по запуску с нуля. «Запуск с нуля, конечно, дешевле, но больше рисков и потеря двух-трех лет, которые были у первых цифровых банков. Остальным придется либо догонять, либо покупать. Но выбор альтернатив для покупки очень узкий», — считает он.

Затраты могут быть в разы больше, чем у обычного банка

На рынке было несколько попыток создания банков, работающих без офисной сети, напоминает директор департамента продаж подразделений сети Абсолют Банка Иван Любименко. «Пока на рынке известен только один проект, сумевший сформировать большой пул клиентов и построить эффективный бизнес. Однако сейчас на рынке можно наблюдать другой процесс — перевод банками операций в онлайн-пространство с сохранением офисной сети. Это эволюционный путь, который, вероятно, позволит банкам в среднесрочной перспективе сократить количество офисов, сделать их в более «легком» формате, а в долгосрочной — вообще отказаться от них либо существенно сократить их количество», — рассуждает эксперт.

«Помимо повышения доверия от более продвинутой аудитории, которая все равно все больше тяготеет к онлайновому решению своих задач, для банков это также путь к оптимизации затрат на содержание розничной сети. Сами по себе дистанционные финансовые услуги не новое направление для российского рынка. По такому принципу работают не только некоторые банки, но и все сервисы электронных денег. В «Яндекс.Деньгах» все 34 миллиона кошельков открыты дистанционно, 11 миллионов виртуальных карт и большая часть из 600 тысяч пластиковых также получены дистанционно», — рассказала директор по продуктам «Яндекс.Денег» Алла Савченко.

«Построение полностью цифрового банкинга является дорогим проектом, окупить который способна модель высокомаржинального кредитования», — полагает ведущий аналитик рейтингового агентства «Эксперт РА» Алексей Сучков.

«Построение инфраструктуры для такого бизнеса требует затрат, которые могут быть в разы больше, чем у классического банка. Так, у Тинькофф Банка отношение операционных расходов, куда относятся в том числе содержание штата IT-специалистов и издержки на развитие сервисов, превышает 8% к средним активам. Притом что в отличие от традиционных кредитных организаций банк не несет издержек на содержание региональной сети. У универсальных банков показатель даже с учетом расходов на сеть составляет обычно 3—5%», — сказал Сучков.

«Существенного роста количества полностью цифровых банков ожидать не стоит, но тренд на замещение офлайн-операций сохранится. По данным Банка России, количественная доля операций физлиц, совершенных через системы ДБО, по итогам первого полугодия 2017 года достигла 40% против 30% в 2012 году», ­ — отметил Алексей Сучков.

Существенного роста количества полностью цифровых банков ожидать не стоит, но тренд на замещение офлайн-операций сохранится.

«Цифровой банкинг набирает популярность за счет преимуществ перед традиционной моделью розничного банковского обслуживания в отделениях. В то же время остаются сегменты населения (в первую очередь старшее поколение) для которых традиционный банкинг привычнее и удобнее. Поэтому полного исчезновения отделений в ближайшем будущем ожидать не стоит», — прогнозирует сооснователь «Рокетбанка» Алексей Колесников.

Анна ПОНОМАРЕВА, Banki.ru

Ничего себе, всё — государству

Государство в России может легко проглотить любую компанию или банк. Но будет ли от этого лучше экономике и людям?

Фото:

Fotolia/Jemastock

На днях ВЦИОМ опубликовал итоги опроса россиян об их отношении к приватизации государственных активов в 1990-х годах. Почти три четверти респондентов считают ту приватизацию несправедливой, а ее итоги — негативными для экономики. При этом более половины — за новую национализацию частных компаний.

Экономика в плохой форме

Текущая ситуация в российской экономике вполне дает основания россиянам желать кардинальных перемен. Но почему люди хотят именно новой национализации компаний и банков? Ведь государство уже было собственником всего и вся в советские времена. И это вкупе с политическими ошибками привело к краху государства.

Итак, пока Россия продолжает придерживаться сырьевой модели экономического развития, основанной на росте цен на нефть. Уже в 2013-м, докризисном, году было очевидно, что эта модель себя исчерпала (о чем публично заявляли и представители правительства, и сам президент): наблюдались замедление роста ВВП, ослабление деловой активности, падение объема иностранных инвестиций, уменьшались темпы роста реальных доходов населения.

После событий в Крыму и на юго-востоке Украины в 2014—2015 годах ситуация в экономике резко ухудшилась. Причем если с начала 2017 года ВВП возобновил рост после двух с половиной лет падения (в районе 2—2,5%, что ниже докризисного уровня), а официальная инфляция достигла рекордных минимумов, то доходы населения продолжают падать третий год подряд. С июля снижается прибыль всех секторов экономики, за исключением добывающего.

Параллельно происходят громкие потрясения в авиационной отрасли (банкротство частной авиакомпании «ВИМ-Авиа»), машиностроении (банкротство подконтрольного ВЭБу концерна «Тракторные заводы») и финансовом секторе (санация, или фактическая передача в собственность Банка России двух крупных частных банков из топ-15 по размеру активов — «ФК Открытие» и Бинбанка, — а вместе с ними фактическая национализация крупнейшего страховщика «Росгосстраха» (принадлежит «Открытию») и пенсионных фондов «Открытия»).

​Бином Набиуллиной

Менее чем за месяц ЦБ взял под контроль два крупных частных банка — «Открытие» и Бинбанк. В течение 3—4 ближайших лет приватизировать их вряд ли удастся. Банки.ру разбирался, как будет выглядеть банковский сектор на фоне вероятного появления третьего гигантского госбанка из санируемых.

К оптимистичным макроэкономическим прогнозам Минэкономразвития на ближайшие три года экономисты относятся с осторожностью. С точки зрения опрошенных Банки.ру экономистов, реальных условий для роста доходов населения пока не создано, а предпосылок для более высоких темпов развития экономики без качественных институциональных, экономических и политических реформ не просматривается. Ранее эксперты РАНХиГС сообщали, что, по их оценкам, на восстановление уровня доходов до докризисного может уйти около десяти лет.

На советские грабли

Банки.ру спросил у двух банковских экономистов, научного сотрудника ВШЭ, топ-менеджера банка из топ-10 по размеру активов и писателя о том, поможет ли национализация развитию экономики страны.

Опрошенные Банки.ру экономисты понимают недовольство граждан итогами приватизации 1990-х, но предупреждают, что с новой национализацией их финансовое положение вряд ли улучшится. Дальнейшее увеличение доли госсектора в экономике, которая и так высока, и ослабление конструктивной конкуренции приведет лишь к деградации экономики. Это произошло с СССР, который «проиграл» государствам с рыночной экономикой.

«У нас это (национализация) было в 1917 году, потом в 90-х. Если сделать это в третий раз — все снова откатится. Как минимум три — пять лет понадобится, чтобы оправиться от этого», — говорит главный экономист инвестбанка «Ренессанс Капитал» Олег Кузьмин.

Исторически драйвером экономического роста для всех стран, подчеркивают собеседники Банки.ру, служил независимый частный бизнес.

У нас это (национализация) было в 1917 году, потом в 90-х. Если сделать это в третий раз — все снова откатится. Как минимум три — пять лет понадобится, чтобы оправиться от этого.

Как объясняет научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) Высшей школы экономики Марсель Салихов, неважно, кому принадлежит предприятие, если оно создает рабочие места, получает выручку и платит налоги. При этом у частного акционера — как у собственника — есть стимул улучшать лояльность клиентов, увеличивать прибыль и повышать стоимость актива. Госкомпанией же управляет некий наемный менеджер, у которого такого стимула нет — он решает другие задачи. «В итоге государственные предприятия зачастую не могут выдержать конкуренцию с частными и не могут существовать без постоянного накачивания государственными деньгами. Даже в крупнейших российских компаниях, если бы менеджеры уделяли больше внимания наращиванию прибыли и капитализации активов, это принесло бы колоссальный положительный эффект для экономики. Но вместо этого государству проще забрать то, что еще осталось», — говорит собеседник Банки.ру.

Максимум негатива, который может произойти в работе частной компании, — это вывод владельцем прибыли и активов за рубеж, отмечает Салихов.

Что такое «правильная национализация»

«Приватизация 90-х годов выглядит в глазах миллионов как узаконенный грабеж абсолютного большинства ничтожным меньшинством. Вполне логично, что люди мечтают о чем-то обратном приватизации: справедливый передел собственности, большее равенство возможностей, приоритет общих интересов над частными», — говорит писатель Алексей Цветков. Это требование справедливости, по его словам, ассоциируется у них с национализацией и переходом источников прибыли в государственные руки. Другой вопрос, всегда ли национализация обеспечивает равенство и как она связана с эффективностью.

«Национализация сама по себе не является решением, пока она не часть более общей политики в интересах большинства, — рассуждает Цветков. — Если говорить о современных примерах очевидной полезности национализации, то сразу вспоминается Норвегия, где шельф обобществлен, ресурсы работают на всех и госсобственность высокоприбыльна. В реформистском осторожном «розовом» и социал-демократическом сценарии для России достаточно национализировать только базовые высоты в экономике и следить за тем, чтобы получаемые там деньги действительно вкладывались в развитие качественного образования для всех, доступной медицины и науки. Это принципиально изменит общество и создаст множество новых возможностей в экономике. Но в современной России среди элит есть абсолютный консенсус на этот счет: это не произойдет, потому что этого не может произойти никогда. Правящий 1% приватизирует прибыль и национализирует только убытки и издержки, в этом его стратегия».

Насколько эффективна и возможна ли в России новая приватизация

Российские власти неоднократно заявляют о намерении продать государственные приобретенные активы, в том числе санируемые с недавних пор ЦБ банки. При этом собеседники Банки.ру сомневаются, что эта приватизация произойдет как минимум в ближайшие 35 лет. Продажа активов госкомпаний не заложена в бюджет на ближайшие годы, отмечает Олег Кузьмин из «Ренессанс Капитала».

В текущих экономических условиях, включая перспективу сохранения санкций и низкие цены на нефть, государство не готово приватизировать активы госкорпораций, если только не возникнет острой потребности в пополнении бюджета (в декабре прошлого года государство продало для этого, по официальной версии, почти 20-процентный пакет «Роснефти». — Прим. ред.), говорит главный аналитик Альфа-Банка Наталья Орлова.

Не намечается приватизации, в частности, в банковском секторе, считают опрошенные Банки.ру эксперты. Глава ЦБ Эльвира Набиуллина не исключает вариант размещения акций «ФК Открытие» и Бинбанка на бирже, но экономисты и участники банковского рынка сомневаются, что инвесторы в условиях нестабильности в секторе (последние санации, многочисленные слухи о проблемном финансовом положении других крупных банков, продолжение очистки сектора от недобросовестных игроков путем отзыва лицензий) проявят интерес к этим активам.

«Если с 2008 года государство так и не реализовало банк «Глобэкс», не стало приватизировать Московскую биржу и отказалось от планов приватизации ВТБ, вряд ли будут какие-то серьезные подвижки в этой области в обозримой перспективе», — говорит бывший заместитель министра финансов Алексей Саватюгин.

«Довольно сложно представить себе серьезных иностранных инвесторов, которые сейчас захотят участвовать в российской приватизации чего-то масштабного. Если только это не подставные лица, за которыми стоят люди из российского правящего класса, — полагает Алексей Цветков. — В местной игре действует правило «для своих всё, остальным — закон». Но никто не знает точно, где именно кончается «всё», которое для своих, и начинается «закон», который для остальных. Граница между ними непрерывно меняется».

Довольно сложно представить себе серьезных иностранных инвесторов, которые сейчас захотят участвовать в российской приватизации чего-то масштабного. Если только это не подставные лица, за которыми стоят люди из российского правящего класса.

Вкладываться в российскую приватизацию, по мнению Цветкова, — это как лезть к медведю в берлогу и тактично просить животное подвинуться. Медведь может среагировать как угодно. «Возможно, несколько больший уровень гарантий и благоприятствования будет у китайских инвесторов, это связано с геополитикой и поддержкой лояльности «большого соседа». Например, китайцы готовы участвовать в строительстве платного тоннеля через Керченский пролив и вообще активно действовать в Крыму, то есть на территории, которая закрыта для многих ответственных западных бизнесменов», — говорит Цветков.

По его словам, «с точки зрения правящего класса, владеющего государством «Россия», как владеют корпорацией, вряд ли сейчас имеет смысл приватизировать что-то, кроме самых нерентабельных активов». «Но можно делать исключения, если приватизационная схема увеличивает экономическую мощь твоей конкретной семьи или группы влияния, — объясняет Алексей Цветков. — Важно осознавать, что сама действующая власть — это частный бизнес, узкая группа лиц, приватизировавших государство и превративших его в комитет по решению собственных проблем и источник персональной прибыли».

Екатерина МАРХУЛИЯ, Banki.ru

Сбербанк от Пелевина

Чтобы получить кредит, нам всерьез придется задуматься о своем поведении в социальных сетях

Фото:

Fotolia/alphaspirit

Алгоритм станет андеррайтером Сбербанка и будет принимать решения о платежеспособности заемщиков, анализируя их «цифровые следы» в соцсетях. Это не фрагмент из новой книги Пелевина, а реальность, которая наступит уже в следующем году. Банки.ру выяснил, как создать идеальный виртуальный образ заемщика.

Владимирский централ, лайк немереный

Сбербанк в 2018 году планирует запустить модель скоринга заемщиков по психологическому портрету, который определяется на основании «цифровых следов».

«Сейчас это прототип, который мы изучаем с полного согласия клиентов, которые в этом участвуют», — рассказал старший вице-президент, руководитель блока «Риски» Сбербанка Александр Ведяхин. В 2018 году банк планирует запустить этот метод в «промышленную эксплуатацию». Принимать решения о выдаче кредита будет искусственный интеллект, а время оценки платежеспособности сократится до минуты.

«Если человек лайкает тюремные четки и «Владимирский централ», то навряд ли ему надо сразу одобрять кредит, скорее всего, еще раз надо что-нибудь посмотреть», — привел пример Ведяхин.

Если человек лайкает тюремные четки и «Владимирский централ», то навряд ли ему надо сразу одобрять кредит, скорее всего, еще раз надо что-нибудь посмотреть.

В основе сбербанковских разработок лежит технология, которая, как считается, была использована в ходе таргетированной предвыборной кампании Дональда Трампа в США. С помощью «цифровых следов» оцениваются психологические особенности человека и прогнозируется его поведение. Автором технологии сбора психометрических данных с помощью социальных сетей является доцент кафедры организационного поведения Стэнфордской высшей школы бизнеса Михал Косински.

«Мой метод показывает, что вы можете использовать «цифровые следы» для того, чтобы раскрыть психологические особенности человека. Было много сомнений, реалистично ли это, получится ли воспроизвести эффективность тщательно разработанных опросников, возможно ли по поведению человека в Сети, его «цифровым следам» определить его личность, психологические черты. Мои исследования показали, что это не так. Вы можете взять за основу «цифровые следы», потому что даже когда люди думают, что все это — бессистемные вещи, это неверно. Поведение в Сети наглядно говорит об их личности», — говорил Михал Косински в интервью ТАСС.

Согласно данным стэнфордских исследований, после анализа десяти лайков алгоритм может описать личность человека лучше, чем его коллега; после 70 лайков — лучше, чем друг; после 150 лайков — лучше, чем родственник; и после 300 лайков — лучше, чем супруг.

Здесь вам не анкета, здесь скоринг иной

Эксперты, опрошенные Банки.ру, отмечают, что банки и финансовые компании давно интересуются нашей жизнью, в том числе и поведением в социальных сетях.

«Тема скоринга с помощью изучения поведения в социальных сетях не нова. Она уже лет пять активно используется различными компаниями — это и МФО, и стартапы, которые специализируются на скоринге, и банки. Есть системы, которые анализируют небольшое количество параметров, а есть и такие, которые могут учитывать до сотни параметров. Многие считают это направление успешным, но есть и скептики, которые полагают, что достаточно знать пол, возраст и занятость заемщика, чтобы оценить его поведение», — рассказывает председатель совета ассоциации «Электронные деньги» Виктор Достов.

По словам заместителя директора департамента по инновациям РосЕвроБанка Александра Васильева, подобные проекты уже сейчас используются некоторыми банками. «С разной степенью успешности банки либо самостоятельно развивают у себя эту компетенцию, либо используют финтех-партнеров, чтобы избежать некоторых правовых рисков, связанных с получением и обработкой персональных данных. При этом данный метод гораздо эффективнее «анкетного» скоринга, так как позволяет оценивать клиента в моменте. И в случае необходимости своевременно предлагать реструктуризацию кредита», — говорит Васильев.

Он отмечает, что успешной практике подобных методов может существенно помешать «закон о больших пользовательских данных». «Уже сейчас в законопроекте предусмотрено право субъекта персональных данных запретить использование данных о себе операторам связи и другим компаниям», — указывает Васильев.

Чем больше знаешь о клиенте, тем меньше шансов дать кредит

Внедрение дополнительных методик оценки заемщиков позволит уменьшить невозвраты. Поэтому банкам выгодно вкладываться в разработку подобных технологий.

«Нет никаких сомнений в том, что дополнительное использование big data принесет российским банкам хороший результат. Это позитивно скажется и на просрочке, и на объемах выдачи. При этом масштабирование данного опыта наверняка в среднесрочной перспективе произойдет и во всей банковской отрасли, поскольку кредитные организации имеют много возможностей для сбора самых разных данных, а инструменты анализа постоянно совершенствуются. К примеру, если банк видит, что человек на регулярной основе покупает лицензионный контент (фильмы, книги, музыку), это может быть значительно более важным фактором надежности, чем даже справка 2-НДФЛ. И подобных нюансов очень много», — считает заместитель председателя правления Локо-Банка Андрей Люшин.

«Нужно открутить прошлое на несколько лет назад и проанализировать «цифровые следы» сотен тысяч людей. Полученные результаты нужно также сверить с экономической ситуацией в стране, в регионе проживания, в отрасли заемщика. Это большой труд. Я думаю, что на протяжении 2—3 лет работа даст серьезный эффект, — говорит основатель и CEO Talkbank Михаил Попов. — Если говорить об экономических эффектах, только представьте: в среднем 20% от выданных займов в МФО не возвращаются, а в банках этот показатель ниже, но все равно ощутимо влияет на доходность банка. Это прямые убытки. Улучшение этого показателя даже на 10—15% уже окупает вложения в разработку и эксплуатацию системы скоринга по новым данным».

«Конечно, чем больше информации при принятии решений, тем лучше. Но у рисковиков есть такая шутка: «Чем больше мы знаем о клиенте, тем меньше вероятности, что мы выдадим кредит». У Сбербанка на рынке уникальная ситуация: почти все взрослое население России — в той или иной степени его клиенты. И для многих это основной банк. Поэтому у «Сбера» колоссальный объем информации для принятия решений. Это не просто лайки в соцсетях (а многие в соцсетях ведут «вторую» жизнь, совсем не похожую на реальную). Это реальная информация о тратах и потреблении. На мой взгляд, это говорит о клиенте намного больше, чем соцсети. И для «Сбера» вызов сейчас — как использовать весь этот объем данных. А уже потом, как вишенка на торте, можно анализировать и соцсети», — рассуждает сооснователь Модульбанка Олег Лагута.

«Понятно, что мы оставляем все больше информации о себе в Интернете, и было бы глупо это не использовать. Но насколько действительно необходимо собирать большой объем информации, позволит ли это значительно лучше прогнозировать поведение заемщиков? На мой взгляд, действующие системы скоринга будут настраиваться и улучшаться с помощью в том числе таких технологий, как изучение «цифровых следов», — рассуждает Виктор Достов.

У банков есть самый главный инструмент для скоринга — доступ к денежным трансакциям. И это будет основным аргументом при принятии решений, считает генеральный директор аналитического агентства Scorista Мария Вейхман. «Лучшие «цифровые следы» для скоринга — это следы денежных трансакций, то есть движение по банковскому счету или счетам (деньги предсказывают деньги, интернет-принт предсказывает потребление Интернета и время зависания в нем). Использовать в оценке заемщика скоринг по «цифровым следам» как основному ресурсу — самоубийство. Дорого, трудоемко и, самое главное, неэффективно», — поясняет она.

» data-size=»medium»>Цитата

Как прикинуться идеальным заемщиком

Представители финансовой сферы рассказали, каким должен быть портрет идеального заемщика в социальных сетях.

«Вполне допускаю, что в будущем появятся консультанты, которые станут объяснять, как надо вести себя в Интернете, чтобы получить кредит», — говорит Виктор Достов.

«Вы должны быть активным пользователем Сети, иметь много друзей, регулярно размещать фотографии и новости, быть членом различных групп (для примера: про финансы и экономику, путешествия и спорт, культуру и дизайн и тому подобное). Также плюсом для скоринга будут фотографии из различных поездок, с размещением геотегов. Это говорит о том, что у потенциального клиента есть возможность путешествовать. Следовательно, есть стабильный доход. Если на странице потенциального заемщика мало информации, давно не появлялись свежие фотографии, лайки, а также он входит в группы типа «Как не платить по кредитам», «Как обмануть банк» и так далее, то это негативный фактор. Хочу еще раз подчеркнуть, что такие данные сегодня не являются ключевым моментом при принятии решения о выдаче денежных средств, но позволяют обогатить скоринг дополнительными данными», — рассказывает руководитель по рискам компании MoneyMan Ирина Хорошко.

Михаил Попов указал в числе положительных факторов частые поездки за границу, отметки в аэропортах, активность в соцсетях, перепосты материалов ведущих сайтов, большое количество подписчиков и друзей, использование Facebook, определенное минимальное количество лайков под постами заемщика. «А также эмоциональная положительная окраска постов и статуcов, отмеченный семейный статус, фотографии с детьми», — добавил он.

Анна ПОНОМАРЕВА, Banki.ru


1 2 3 4 110
Общественная приемная СВОИ


Bad Authentication data.
Free apk download Free pdf download