Кредиты и займы под залог недвижимости квартир или доли срочно наличными и онлайн

Blog Archive

Home
Filter by: Тема дня
Page 4

/// Проверьте Ваши данные

Подать заявку Отмена

/// Заявка успешно оформлена

Ваша заявка успешно оформлена и принята к рассмотрению. В ближайшее время мы с Вами свяжемся. Спасибо!

Закрыть

/// Кредитный калькулятор:
Скрыть калькулятор


Укажите сумму кредита:
50 000 руб.
3 000 руб.
Укажите срок займа:
6 месяцев.
1 месяц.
Информация о кредите:
Укажите сумму кредита:
50 000 руб.
3 000 руб.
Укажите срок займа:
26 недель.
1 неделя.
Информация о кредите:
Укажите сумму кредита:
25 000 руб.
5 000 руб.
Укажите срок займа:
6 месяцев.
1 месяц.
Информация о кредите:
Укажите сумму кредита:
100 000 руб.
руб.
Укажите срок займа:
Информация о кредите:

/// Заполните, пожалуйста, форму:

Гражданство РФ:   
Постоянная регистрация РФ:   
Вам исполнилось 18 лет:   

Подать заявку
Каждой «твари» не впарим

Период охлаждения по коллективным договорам может улучшить отношение людей к страховкам по банковским кредитам

Фото:

Fotolia/barameefotolia

Заемщик часто становится страхователем помимо своей воли. И отказаться от такого счастья может не всегда. Страховщики предлагают распространить период охлаждения на коллективные договоры страхования по банковским кредитам. В деталях проблемы разбирался Банки.ру.

А ну-ка, увернись!

С 2018 года должен увеличиться период охлаждения по индивидуальным договорам страхования заемщика — с пяти до 14 дней. У взявшего кредит будет две недели на то, чтобы отказаться от навязанной ему при оформлении страховки и получить назад уплаченную премию. Но возможно это, только если страхователем является сам заемщик, а не банк. Зачастую кредитные организации сами выступают в этой роли, а клиент, берущий кредит, просто присоединяется к договору страховой компании и банка. И вот тут все оказывается гораздо сложнее. Период охлаждения в этом случае не действует, а попытки отказаться от страховки вообще приводят к тому, что банк либо отказывает в кредите, либо предлагает такую ставку, что поневоле сам откажешься.

Если вы добропорядочный клиент с хорошей кредитной историей, теоретически можете пойти в другой банк в поисках лучших условий. На практике «увернуться» от той или иной формы страхования жизни удается редко. Особенно если за последние 5—6 лет у вас были просрочки платежей по кредитам хотя бы на пару дней. Причем страховки могут принимать весьма причудливые формы.

На практике «увернуться» от той или иной формы страхования жизни удается редко. Особенно если за последние 5—6 лет у вас были просрочки платежей по кредитам хотя бы на пару дней.

Бессмысленно и беспощадно

Клиенты банков рассказывают увлекательные истории про навязанные им страховки. Один заемщик спустя полгода после оформления кредита внезапно (в банке договор присоединения к страхованию был напечатан очень мелкими буквами и, естественно, не был прочитан) обнаружил, что в его страховку включено… онкострахование. О чем ему никто не удосужился рассказать. Интересно, что и воспользоваться этой полезной опцией в случае критического заболевания клиент бы не смог — просто из-за незнания, что она у него есть.

В другом случае клиентке, подавшей заявку на кредит, менеджер банка, наобещал с три короба: «Это защита для вас: если вы не сможете внести платеж по кредиту, страховая заплатит». То ли по неграмотности, то ли по злому умыслу менеджер весьма солидного банка из числа «системообразующих» не пояснил, что при таком полисе (скорее всего, имелось в виду страхование жизни с опциями защиты от потери работы и от несчастного случая) строго определен перечень страховых случаев.

Например, если работодатель вынудил вас написать заявление на увольнение по собственному желанию, страховки вы не увидите. Не говоря уже о том, что страховщик не будет вас спасать, если вам вдруг не хватило денег на текущий платеж.

Основанием для выплат по вашему кредиту для страховой компании может служить, в частности, увольнение по сокращению штатов или тяжелое заболевание, приведшее к временной или постоянной нетрудоспособности. При этом все должно быть подтверждено документально.

Набор опций, включаемых банком и страховой компанией в страхование заемщика, может быть обширным и разнообразным. Рекомендуется все-таки потребовать заранее текст договора присоединения к коллективному страхованию и внимательно его изучить. Чтобы потом случайно не обнаружить, что вас заодно застраховали от травм на горнолыжном курорте, куда вы никогда не ездите. Или, напротив, не упустить возможности получить страховую защиту там, где она может действительно понадобиться (например, страхование от критических заболеваний).

Однако нужно понимать, что при кредитном страховании выгодоприобретателем всегда является банк, а страховая сумма равна сумме кредита. То есть при наступлении страхового случая деньги получите не вы, а ваш кредитор.

«Переключиться» с группового страхования на индивидуальное, то есть заключить договор напрямую со страховой компанией, в настоящее время невозможно. Можно попробовать расторгнуть договор присоединения. Но за этим, скорее всего, последуют «санкции» от банка, то есть пересмотр условий по кредиту. Не говоря уже о том, что уплаченную премию никто вам не вернет. Обещание заключить прямой договор со страховщиком не спасет. Банк такой вариант не устроит, ведь в этом случае он потеряет свою комиссию, которая зачастую превышает 50%. Опять же теоретически вы можете прийти в банк с уже заключенным страховым договором. Некоторые банки даже принимают такие договоры. Но в большинстве случаев кредитору это неинтересно, даже если в ваш договор включены все риски, на которых он настаивает. Причина все та же — банк теряет немаленькую комиссию в качестве агента страховой компании, а большинство кредитных организаций уже распробовали вкус комиссионного дохода и не хотят отказываться от легкого заработка.

При кредитном страховании выгодоприобретателем всегда является банк, а страховая сумма равна сумме кредита. То есть при наступлении страхового случая деньги получите не вы, а ваш кредитор.

Бочка меда с ложкой дегтя

Для страхового сообщества кредитное страхование — бочка меда с ложкой дегтя. С одной стороны, оно дает доступ к огромной клиентской базе банков, с другой — несет большие репутационные риски. Такая страховка приобретается клиентом неосознанно и почти никогда не пролонгируется. Более того, остается «осадочек» — опять «впарили» ненужное, то есть обобрали. Особенно когда страховая премия составляет треть от тела кредита. С учетом банковской комиссии страховщику достается едва ли половина, так что покрытие по определению оказывается невысоким, откровенно разочаровывающим.

Заботясь о минимизации репутационных рисков, связанных с этим видом страхования жизни, Всероссийский союз страховщиков разработал и направил в ЦБ поправки о двухнедельном периоде охлаждения в коллективных договорах страхования. Об этом сообщил президент ВСС Игорь Юргенс на IV страховом бизнес-форуме «Вызовы года — 2017» в Сочи. По мнению президента ВСС, агрессивность политики банков в отношении коллективных договоров ставит потребителя в дискриминационные условия. ВСС предлагает внести изменения в закон о потребительском кредите, чтобы обязать банки обеспечивать возможность отказаться от такой услуги в течение 14 дней. Или внести поправки в указание Банка России, которым регламентирован порядок действия периода охлаждения по договорам страхования.

Выступая на форуме в Сочи, заместитель директора департамента страхового рынка Банка России Светлана Никитина признала озабоченность регулятора проблемой навязывания банками коллективных договоров страхования. Она подчеркнула, что ЦБ собрал предложения участников финансового рынка по этому вопросу и будет их изучать. При этом Никитина обратила внимание на сложность решения вопроса, ведь расторгать договор должен страхователь, а в данном случае им является банк. К тому же невозможно расторгать коллективный договор ради одного застрахованного заемщика, который хочет выйти из схемы.

Представитель регулятора отметила, что предоставление периода охлаждения — это пока просто социальная ответственность бизнеса. По ее словам, многие крупные банки и страховщики в добровольном порядке предоставляют своим клиентам возможность расторгнуть договор с возвратом премии в течение 30 дней. Но в конечном итоге выбор остается за страхователем, считает Никитина, так как сумма страховой премии соизмерима с переплатой при повышенных процентах без страховки.

Вернуть незаработанное

Что еще могут сделать страховщики и банки в рамках социальной ответственности бизнеса, чтобы улучшить негативное отношение людей к кредитному страхованию? Президент Ассоциации страховщиков жизни (АСЖ) и президент компании «МетЛайф» Александр Зарецкий рассказал о лучших практиках в страховании жизни в России, которые, по его мнению, нужно распространять среди страховщиков.

К таким практикам относятся введение периода охлаждения на 21—30 дней; выдача информационного листка к каждому страховому продукту; welcome call — приветственные звонки новому клиенту со стороны сотрудников страховой компании, чтобы исключить miss-selling. В кредитном страховании Зарецкий также считает очень важной постоянную страховую защиту, не снижающуюся по мере уменьшения тела кредита, — иначе к завершению срока страхования клиент оказывается практически незащищенным при формальном наличии полиса.

Заморозка вместо охлаждения

В «Народный рейтинг» Банки.ру приходит множество жалоб на то, что заемщики, которым была навязана страховка, не могут получить назад страховые премии при расторжении договора в пятидневный срок, называемый периодом охлаждения. Банки.ру выяснял, почему так происходит.

Кроме того, президент АСЖ высказался в пользу возврата незаработанной премии при досрочном погашении кредита. Эта тема сейчас широко обсуждается и в банковском, и в страховом сообществе. Для ее реализации необходимо договориться, чтобы страховщики возвращали свою часть незаработанной премии, а банки — часть комиссии. Пока единодушия в этом вопросе не наблюдается.

Впрочем, для реализации большей части этих идей для начала надо распространить период охлаждения на коллективные договоры.

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru, Сочи

​Бином Набиуллиной

Третий крупный госбанк из санируемых превратит российскую банковскую систему в подобие лица с тремя глазами

Фото:

Fotolia/matiasdelcarmine

Менее чем за месяц ЦБ взял под контроль два крупных частных банка — «Открытие» и Бинбанк. В течение 3—4 ближайших лет приватизировать их вряд ли удастся. Банки.ру разбирался, как будет выглядеть банковский сектор на фоне вероятного появления третьего гигантского госбанка из санируемых.

Новое огосударствление неизбежно

С июля 2013 года, когда Эльвира Набиуллина возглавила ЦБ и инициировала реформу сектора, число действующих банков сократилось к 1 августа почти на 400, до 582. Концентрация активов в пяти крупнейших (Сбербанк, банк ВТБ, Газпромбанк, ВТБ 24 и Россельхозбанк) к тому моменту выросла до 56%, а после санации «ФК Открытие» (восьмой по размеру активов) в конце августа и Бинбанка (12-й) в сентябре доля государства в активах банковской системы превысила 60%.

Эта цифра будет расти, несмотря на неоднократные заявления руководителей ЦБ об отсутствии таких намерений и наличие гипотетических планов по поиску частного инвестора для обоих санируемых банков.

В текущих экономических условиях излишней зарегулированности сектора и присутствия элемента недоверия к политике регулятора Банку России вряд ли удастся их приватизировать, уверены участники финансового рынка, опрошенные Банки.ру.

«Нельзя не доверять намерениям регулятора, но пока практика показывает, что те банки, которые оказались в орбите государственного владения в предыдущий кризис 2008 года (Банк Москвы, позднее отошедший ВТБ, и «Глобэкс», которым сейчас управляет Внешэкономбанк), до сих пор там и остаются», — напоминает управляющий директор по макроэкономике «Эксперт РА» Антон Табах.

Одна страна — один банк

Новый механизм санации, который ЦБ применил к банку «ФК Открытие», а с 21 сентября и к Бинбанку, радикально меняет саму конфигурацию банковского сектора в России. Из мегарегулятора Банк России превращается в главного участника системы. А она сама все больше переходит в режим ручного управления.

Сейчас в банковском бизнесе в принципе нет инвесторов, говорит профессор Высшей школы экономики Олег Вьюгин. «(Инвесторы) покупают акции Сбербанка, поскольку это доходный инструмент, по которому выплачиваются дивиденды. Акции Бинбанка и «Открытия» можно продать на рынке лишь в одном случае — если во главе этих банков будут стоять очень сильные менеджеры, которые очистят их от проблемных активов, выведут их на прибыльность и обеспечат потенциальным акционерам хорошую дивидендную доходность. Но это вопрос минимум трех лет», — объясняет он.

Даже если ЦБ найдет покупателя для санируемых им банков, регулятор продолжит очистку банковского сектора от недобросовестных игроков, о чем его руководство неоднократно заявляло. То есть доля государства в секторе будет расти как минимум за счет отзыва лицензий. На сегодняшний день частные банки демонстрируют худшее качество активов в банковском секторе, констатирует Аналитическое кредитное рейтинговое агентство (АКРА). Это единственная группа банков, доля проблемной задолженности в которой на начало 2017 года превышала 15% (15,6% против 11,1% у банков с госучастием и 9,5% у «дочек» иностранных банков).

Агентство оценивает качество их кредитного портфеля как «слабое». «По нашему мнению, основными причинами такой ситуации являются более агрессивные бизнес-модели; менее консервативный риск-аппетит из-за необходимости сохранения рыночной доли на рынке с неуклонно укрепляющимися позициями госбанков; медленное признание потерь по кредитам из-за более скромных возможностей собственников по докапитализации и «наследие» прошлых кризисных периодов (часть выданных в предыдущие годы кредитов к началу 2017 года была реструктурирована пять и более раз)», — поясняют аналитики АКРА.

Скоро останется 50—100 банков?

Через 3—4 года в России останется 50—100 банков, а банковских групп — еще меньше, считает первый заместитель председателя правления Совкомбанка Сергей Хотимский. «В какой-то момент доля частного сектора может упасть до 10—12%, но затем будет расти. Наиболее сильные частные банки будут расти, привлекая и зарабатывая капитал. Государство после волны огосударствления активно приступит к избавлению от ненужных госбанков, но это перспектива пяти лет», — говорит Хотимский.

Он, а также Антон Табах, Олег Вьюгин и старший директор группы по анализу финансовых организаций Fitch Ratings Александр Данилов сходятся во мнении, что финансовый сектор через 3—4 года может пополниться еще одной государственной банковской группой, которая будет создана из попавших под санацию банков. До обсуждения такого варианта пока далеко — на то, чтобы изучить ситуацию с активами банков, наладить управление, выстроить план спасения и реализовать его, потребуется как минимум 3—4 года. Но такой вариант, учитывая сложность приватизации, вполне логичен, отмечают они. «Их акции на рынок потихоньку выпустят, и они станут полугосударственными или негосударственными», — предполагает Вьюгин.

Из числа частных банков, по мнению собеседников Банки.ру, останутся несколько крупных частных игроков, заметных на рынке, и небольшие банки, которым удастся найти свою нишу. «Кроме того, могут остаться банки, у которых остался мощный акционер с интересом. Например, у «Роснефти» есть интерес к ВБРР — они его поддерживают и будут развивать. А может быть частный акционер, который будет развивать банк — как правило, на региональном уровне. Таких банков немного, но они могут быть», — считает Вьюгин.

Так или иначе, и в частном секторе, и в государственном, и в сегменте иностранных банков останутся только те, кто умеет зарабатывать много и одновременно прозрачно, единодушны собеседники Банки.ру.

«Банкам придется что-то выбирать»

В ближайшие годы частным банкам, включая небольшие и региональные, придется пересмотреть свои бизнес-модели и, скорее всего, отказаться от диверсифицированного бизнеса в пользу какой-либо определенной ниши, считают собеседники Банки.ру. «Банкам, которые занимаются всем — малым, средним, розничным кредитованием, — придется что-то выбирать. Ипотека, к примеру, работает, хотя у госбанков в этой области все равно есть преимущества, возможность устанавливать более низкую ставку, — приводит пример Олег Вьюгин. — Можно найти специальную нишу клиентов — Альфа-Банк, например, ориентируется на молодежь. Идея такая: быстро двигаться в цифровых технологиях, делать экосистемы, сервисы, вовлекать молодых людей. Частные банки должны быть более гибкими и более быстрыми по сравнению с гигантами, которые занимаются всем и сразу». Еще один способ закрепить позиции на рынке, по его словам, — перестраивать свои бизнес-модели в сторону необанков (примеры — «Рокетбанк», «Точка»).

Антон Табах из «Эксперт РА» полагает, что банкам придется перестраивать свою бизнес-модель таким образом, чтобы она предусматривала несколько источников фондирования. «Модель Тинькофф Банка предусматривает фондирование из других мест. Ставки (по вкладам) падают. Бизнес-модель, которую можно продать на облигационном рынке и фондировать с него, — почему нет?» — замечает он.

После экстренной санации второго банка из топ-15 за последние два месяца в России смело можно вводить новый главный критерий надежности кредитной организации для клиентов. Это вовсе не ее честность, срок работы на рынке или даже текущее финансовое положение. Кого захочет спасти ЦБ, тот и надежный.

Скорее всего, по мнению Табаха, на рынке останется группа банков, которая может позволить себе иметь относительно высокую маржу за счет низкой стоимости привлечения и качественного управления рисками. «Будут и другие, более рисковые бизнес-модели, которые могут оказаться жизнеспособными благодаря высоким технологиям, либо за счет управления рисками, завышения ставок, либо из-за какой-то экзотики, например комиссионных… которые фондируются более дорого. Плохо придется тем, кто не сможет обеспечить себе высокие доходы и при этом будет вынужден фондироваться дорого», — поясняет он.

По словам руководителя экономической программы Московского центра Карнеги Андрея Мовчана, государству следует «сделать шаг вперед по сравнению с древней и потому очень консервативной европейской банковской системой» и мотивировать рынок на разделение кредитного и расчетного бизнесов, стимулируя появление небанковских кредитных институтов и формирование market place для кредитного рынка. Мовчан полагает, что это существенно уменьшит риски расчетных операций, хотя может увеличить их стоимость для клиентов.

Екатерина МАРХУЛИЯ, Banki.ru

​Ай, мечты!

Так вот ты какой, новый айфон…

Фото:

Fotolia/assedesignen

12 сентября Apple представила рынку сразу три новых модели телефонов: iPhone 8 и iPhone 8 Plus, как продолжение текущей линейки, а также инновационно-юбилейный iPhone X. Банки.ру изучил новшества iPhone и вместе с экспертами помечтал, какой функционал может появиться у следующей модели.

«Десятка» удивила больше, чем «восьмерка»

«Восьмерки» никого сильно не удивили. Они отличаются от предыдущих моделей более высокой производительностью, улучшенной камерой и возможностью беспроводной зарядки по стандарту Qi. А вот iPhone X (X — это не буква «икс», а римская цифра «десять») вызвал бурную реакцию пользователей. В социальных сетях велись споры и жаркие дискуссии о новинке, обсуждались плюсы и минусы. Люди задавались вопросом: стоит ли покупать новую модель и почему?

Много шуток было на тему возможности осуществления такой покупки (цены на «десятый» iPhone начинаются от 79 990 рублей). Люди подсчитывали, в чем придется себе отказать ради покупки новинки, какой взять кредит и стоит ли продавать почку. И чем еще, кроме покупки нового iPhone, можно впечатлить девушку за такие немаленькие деньги. Но больше всего дискуссий вызвал именно функционал десятой модели iPhone.

Что нового в свежесозданных iPhone и что еще можно «вставить» в будущие новые модели популярного гаджета? Ну или что мы бы хотели там увидеть.

Мировые продажи нового нашумевшего iPhone X от Apple стартуют 3 ноября. Предзаказ на устройство будет открыт 27 октября.

Разблокировка лицом, исчезновение кнопки и говорящая какашка

Для начала коротко расскажем, какие функции делают iPhone X принципиально новым аппаратом. Так, отличительной особенностью десятой модели стало отсутствие кнопки «Home» на передней панели, а следовательно, новая система идентификации пользователя. Теперь идентификация по отпечатку пальца невозможна. Ее заменила функция Face ID — так называемая разблокировка лицом.

В Сети сразу же посыпались шутки про возможность разблокировки телефона только 3 января после новогодних праздников, возможности узнавания ненакрашенных женщин телефоном утром и о проблемах пользователей после кардинальной смены имиджа. Шутки шутками, но все не так просто. Технология гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд. Идентификация производится по 3 тыс. точек, что делает процесс надежным и нечувствительным к незначительным изменениям. Кроме того, обязательным условием идентификации являются открытые глаза пользователя, так что разблокировать телефон лицом спящего мужа не получится (в случае с отпечатком пальца такой трюк легко срабатывал).

Еще одним новшеством стали так называемые Animoji — возможность создавать анимированные эмодзи, которые воспроизводят мимику и голос владельца, позволяя отправить результаты процесса друзьям через iMessage. Особенно умиляет набор доступных образов, включающий анимированную… какашку. Ну ладно: в конце концов, юмор и самокритика — это всегда неплохо.

«Фишки» от Банки.ру: «расшаренная» зарядка, ай-скоринг, идентификация по запаху

С текущим функционалом мы разобрались. Но решили не останавливаться на достигнутом. Мы в Банки.ру задались идеей придумать возможные «фишки» будущих моделей и озадачили тем же экспертов рынка. Конечно, все сказанное ниже носит «мечтательный», фантастический характер (а местами — вполне юмористический). Но, чем черт не шутит, иногда и не такое сбывается.

«Мозговой штурм» редакции Банки.ру и нашей команды BigData породил следующие идеи новой функциональности для айфона:

— вернуть разъем для наушников и кнопку «Home». В принципе, не самый плохой ход, многие оценят. Ведь чем-то новым часто становится хорошо забытое (или чуть-чуть подзабытое) старое;

— ай-скоринг, функция, позволяющая iPhone собирать всю возможную информацию о владельце и выбирать оптимальные финансовые инструменты. Такой персональный финансовый аналитик и брокер, который всегда с тобой. Нажал кнопку «Взять кредит», ввел сумму, а дальше телефон «прошерстил» Интернет на наличие выгодных предложений, информацию собрал, заявки подал, лучший вариант отобрал и «хозяину» предложил. В принципе, интересный сервис. Правда, он может быть реализован и в рамках приложения, и не только для «яблочных» продуктов;

Нажал кнопку «Взять кредит», ввел сумму, а дальше телефон «прошерстил» Интернет на наличие выгодных предложений, информацию собрал, заявки подал, лучший вариант отобрал и «хозяину» предложил.

— возможность «расшаривать» зарядку. Если задуматься, это вполне логичное развитие для рынка гаджетов. Сейчас телефон может раздавать Интернет, и никого это не удивляет. Уже сейчас iPhone получил возможность беспроводной зарядки. А если есть беспроводная зарядка, значит может быть и беспроводная «разрядка» в пользу сторонних устройств. Полезная функция, компании Apple стоит подумать в этом направлении;

— новые возможности идентификации владельца. Вначале был пароль, потом — отпечаток пальца, теперь есть «разблокировка лицом». Мы решили, что на этом останавливаться не стоит. И предложили возможные способы идентификации. Во-первых, идентификация по запаху. Меня, например, кот по запаху узнает. Значит, чисто теоретически, и телефон может анализировать химический состав запаха и сравнивать его с шаблоном. Во-вторых, к текущим возможностям можно добавить другие уточняющие характеристики для повышения безопасности: разблокировка не только по лицу, но и по голосу, кодовому слову, отрывку песни и т. д. Представляете процесс разблокировки: показал лицо, приложил палец, спел песню?.. Процесс долгий, зато сложноповторимый. Шах и мат, злоумышленники!

«Фишки» от экспертов: идентификация по пульсу, управление телом, телепортация

Опрошенные нами эксперты рынка тоже не остались в стороне и предложили свои идеи.

Так, аналитик Digital Security Егор Салтыков продолжил нашу фантазию на тему новых возможностей идентификации. Но как истинный эксперт подошел к вопросу с научной точки зрения:

«Рассуждая о будущем, прежде всего хотелось бы верить, что специалисты Apple позднее сделают дополнительные методы идентификации владельца, без усложнения взаимодействия с устройством. Комбинация уже существующих возможностей — отпечатка пальца и сканера лица — стала бы дополнительным фактором защиты. Если пофантазировать и вспомнить о последних патентах, то существующие часы и телефоны способны объединиться, чтобы стать чем-то еще более личным и функциональным. Например, «узнавать» владельца не только по отпечатку пальца или форме лица, а по биологическим показателям, включая пульс, кожное сопротивление, процент воды, мышц или жира в организме, которые уже были измерены и проанализированы за много лет пользования Health-Kit-совместимых устройств и приложений. Ведь не каждый день люди внезапно худеют или меняют свои пропорции веществ, а комбинация факторов создает уникальный набор метрик, позволяя, как нам кажется, «узнать» из сотен, а то и тысяч людей владельца».

Серьезный подход к вопросам будущего поддержал управляющий партнер «ТМТ Консалтинг» Константин Анкилов, предположивший, что iPhone не столько приобретет новую функциональность, но и в принципе кардинально изменится: «В перспективе мы уйдем и от понятия, и от формы смартфона. Появится вычислительный блок, который будет управлять множеством устройств — носимых и имплантируемых. Они пройдут путь от слежения за состоянием организма, передачи аудио и видео, «помощников» дополненной реальности до частичного контроля за нашими телами и управления ими. У этой системы устройств останется функция коммуникации, но значительная часть сообщений будет адресована другим устройствам, отслеживающим статус наших устройств, наше местоположение, состояние здоровья и так далее».

В перспективе мы уйдем и от понятия, и от формы смартфона. Появится вычислительный блок, который будет управлять множеством устройств — носимых и имплантируемых. Они пройдут путь от слежения за состоянием организма, передачи аудио и видео, «помощников» дополненной реальности до частичного контроля за нашими телами и управления ими.

Неожиданный взгляд на грядущие возможности аппарата предложил директор по развитию бизнеса на массовом рынке компании NetByNet Андрей Егоров: «На мой взгляд, в новом iPhone была бы актуальна такая функция, как весы. А еще прибор ночного видения». Полезные на самом деле функции. От прибора ночного видения я бы тоже не отказалась, тем более что технология дополненной реальности активно развивается и, вполне возможно, в будущем станет вполне обычной вещью.

Но самый неожиданный и при этом самый желанный для многих вариант предложил владелец компании OMMG Technology Сергей Кравцов: «Я реально жду телепортацию. Потому что мне надоело стоять в очередях в аэропортах, в пробках, где угодно. Я хочу конкретный телепорт, чтобы он работал так же четко, классно, как Facetime: нажал кнопку, выбрал страну — и через пять секунд оказался в этом месте. Я думаю, что лет через 20 они (Apple) обязательно это сделают. Телепортация — это самая важная вещь, она сэкономит гигантское количество денег и людям, и корпорациям. Мы сможем путешествовать. Это будет Iteleport («Ай-телепорт»). И это будет по-настоящему серьезная вещь, ради нее стоит пожить подольше».

Антонина САМСОНОВА, Banki.ru


1 2 3 4 5 6 7 65
Общественная приемная СВОИ


Bad Authentication data.